15:36 

Единственное сердце

Серый Сказочник
Live to tell the tale.
шизопсих, внучик сильно извиняется за свою тормознутость :beg: И дарит тебе наконец подарок на День рождения! :red:
Вот оно самое. Рассказик.

Однажды к нему в дверь постучали. Такое нечасто случалось - примерно раз в сотню лет. Предыдущий визит ему наносил знакомый чародей лет эдак сто тридцать назад, так что новый путник даже подзадержался. Впрочем, в этом не было ничего страшного - жизнь всё равно текла своим чередом, как и полагается.
Он встал с кресла, подошёл к двери и глянул в глазок. За дверью стояла молоденькая девушка, закутанная в плед - очень тёплый плед, но для дальних странствий по холодным дорогами явно требовалось что-нибудь более подходящее.
Он вернулся к камину, взял с полки одну из коробочек, вставил себе в грудь сердце для симпатичных незнакомцев и отворил дверь.
Стоило ему увидеть усталую улыбку девушки - и в груди привычно потеплело. Слушая, как она чуть охрипшим голосом просится переночевать, он постепенно успокаивался - ну наконец-то. Наконец-то у него в груди бьётся чистое сердце, отдохнувшее несколько сотен лет, а не барахлящие уже сердца для книг и звёздного неба.
Девушку он, конечно же, внутрь пустил. Она облюбовала себе кресло-качалку и уселась туда, взяв на руки большую фиолетовую лягушку. Магнетта - так звали лягушку - тихо квакнула от удовольствия, когда девушка погладила её по спинке. Гостья ей явно понравилась.
- Как приятно, Магнетта, когда наши с тобой вкусы совпадают, - он пробормотал это себе под нос и за следующие полчаса не произнёс ни слова, только принёс девушке горячий чай и ужин.
Глядя на то, как незнакомка подкармливает Магнетту кусочками печенья и покачивается в кресле, он подумал, что надо бы всё же что-нибудь спросить.
- Как тебя зовут?
- Аалто, - как назло, именно в этот момент рот девушки был набит орехами.
- Алта?
- Аалто. А вас как зовут?
Он на пару секунд замялся, прежде чем назвал своё имя - оно как-то подзабылось. Всё-таки несколько сотен лет - это немножечко слишком долго, вон и сердце барахлит...
- Норман. Я Норман. И можешь говорить мне "ты", я не обижусь.
- А сколько вам... тебе лет? - девушка попалась проницательная.
- Много. Так много, что это уже не имеет никакого значения.
- Ну скажи, ну пожалуйста!
Норман сказал. Аалто пискнула и завалилась на спину вместе с креслом-качалкой и Магнеттой. Лягушка негодующе квакнула.
- Ого! Расскажи, как тебе это удалось! Если не секрет...
- Извини. Это как раз секрет.
- Ясно, - кивнула девушка.
Норман улыбнулся. А интересная ему попалась гостья - кивает с таким серьёзным видом, как будто ей и правда всё ясно. На самом-то деле такая малышка не может даже знать, откуда секреты берутся...
- Куда ты идёшь? - теперь настала его очередь спрашивать.
- В город у моря, - Аалто махнула рукой в неопределённом направлении, - Там тепло... не то что здесь. Устроюсь работать в какое-нибудь кафе и буду печь печенье. А на самом деле я бы хотела открыть собственное кафе! А ты бы в него зашёл?
Норман подумал. Кажется, сердце для свежего печенья и маленьких кафе у него тоже есть... так ни разу и не использованное. Может быть, оно и вовсе никуда не годится, и использовать его нельзя. Но ведь новое сделать нетрудно...
- Обязательно зашёл бы, - кивнул Норман.
Собственно, новое сердце делать и не обязательно. Зачем ему спускаться с гор, чтобы посетить кафе Аалто, которое, может, и не появится никогда? Сейчас-то он уверен - появится. И эта девушка вызывает у него щемящую нежность в груди. Но как только за ней закроется дверь, Норман сменит сердце и будет вспоминать Аалто точно так же, как и всех остальных своих знакомых. Эти воспоминания будет приятно перебирать по вечерам у камина... но смысла в них не будет ни на грош, и гнаться за ними уж точно будет ни к чему.
- А что у тебя здесь? - Аалто уже выискивала новую тему для вопросов, оглядывая комнату, - Столько книг... На библиотеку похоже. Но ведь на вершине горы библиотека ни к чему, верно?
- Это просто моя башня, - пожал плечами Норман, - Я здесь живу, я люблю читать книги, и только поэтому их здесь так много. А на крыше башни есть площадка для наблюдения за звёздами, и там стоит телескоп. Хочешь посмотреть?
- Конечно, хочу! - подскочила с кресла девушка, на сей раз не забыв придержать рукой Магнетту.
Они провели на вершине башни всю ночь. Норман так увлёкся беседой, что не сразу заметил, что Аалто замёрзла - а когда заметил, притянул её к себе и спрятал под своё пальто.
- А вон та звезда как называется?.. - сонным голосом спросила девушка. Её голова лежала на плече у Нормана - и внезапно ему захотелось поцеловать Аалто.
- Это не звезда, это планета. Венера, - он отвернулся, насколько позволяло положение. Ни к чему расстраивать малышку, завтра она всё равно станет ему безразлична. Незачем её зря обнадёживать.
Потом он будет ругать себя за то, что в коллекции его воспоминаний отсутствует такое приятное. Завтра, когда воспоминания станут для него важнее Аалто. Потом.

Девушка ушла, как только встало солнце, и Норман лёг спать на весь день - сердца сердцами, а бессонные ночи ещё ничьему здоровью пользу не приносили...
Он проснулся от странной тоски, смешанной с той нежностью, которую вызывала у него вчера Аалто. Спросонья Норман не сообразил, какое у него в груди сердце, и бросился к каминной полке - но сердце было самое что ни на есть старое и привычное, для неожиданных снов и доброго утра. Норман задумался.
- Барахлит, явно барахлит. Придётся менять. А жаль, я к нему привык...
...Через месяц Норман убедился, что барахлят все его сердца без исключения, и все почему-то одинаково. Все колотятся, как сумасшедшие, стоит ему только вспомнить Аалто!
Через год стало ясно, что сами собой неполадки точно не пройдут. А как исправлять такое, Норман понятия не имел - и растерялся впервые в жизни. И решил подождать ещё. А вдруг всё-таки пройдёт?.. Ведь если эта девчонка его как-то заколдовала, то заклятие должно само собой исчезнуть после её смерти. А это случится всего-то лет через шестьдесят, может, даже раньше.
Однако думать о том, что Аалто, как обыкновенный человек, может и должна скоро умереть, было почему-то очень больно...

Сорок лет спустя к Норману заглянул старый чародей, живущий по соседству.
- Не вовремя, - сказал Норман вместо приветствия, - Ты должен был прийти лет через шестьдесят, в крайнем случае, через тридцать.
- Интуиция привела, - сказал чародей, закрывая за собой дверь, - И, кажется, она не ошиблась.
Чародей погладил свою белую собаку по кличке Интуиция и оглядел комнату. За сорок лет в жилище Нормана изменилось больше, чем за четыреста - каминная полка опустела уже наполовину, и на освободившемся пространстве с удобством устроилась фиолетовая лягушка Магнетта. Книги были в беспорядке раскиданы по столам, стульям и подоконникам, а сам Норман сидел в кресле, держа в руке бутылку вина и задрав ноги на стол.
- У тебя проблемы с сердцами, верно?
- Проблемы, - кивнул Норман, - Все сердца барахлят и чувствуют одно и то же. Можно хоть сейчас выкинуть их на помойку и оставить одно-единственное - разницы не будет.
- Что? - ужаснулся чародей, - С одним сердцем ты умрёшь через каких-нибудь полсотни лет! Ты с ума сошёл?!
- Ну, допустим, сошёл. И какая разница?
Норман поднялся с кресла, довольно грубо выставил чародея за дверь и повернулся к каминной полке.
- Ну что, Магнетта, гости теперь к нам вряд ли ходить будут. А потому не сходить ли нам самим куда-нибудь?..

По дороге, ведущей с гор к морю, шёл одинокий путник и с кем-то беседовал. Если бы его кто-нибудь увидел, то непременно бы подумал, что этот странник сумасшедший и разговаривает сам с собой. А если бы кто-нибудь подошёл поближе, то окончательно убедился бы в психическом нездоровье путешественника - ибо разговаривал он с фиолетовой лягушкой.
- Знаешь, куда мы идём, Магнетта? - обратился к лягушке Норман, - В город у моря. А там нужно будет отыскать кафе Аалто. Ты помнишь Аалто, Магнетта? Она сейчас должна быть уже старая, но я всё равно очень хочу её увидеть и попробовать печенье, которое она готовит. А потом я завалюсь спать, Магнетта. Я так устал...
Норман и правда очень устал от долгой дороги - так что, дойдя до города, он зашёл в первое же попавшееся кафе и без сил упал на стул у стойки.
- Я хочу воды, - хрипло попросил он, - Деньги у меня есть, только дайте скорее попить.
- Держи, Норман, - перед ним поставили большой прозрачный стакан с водой.
Норман, не отрываясь, выпил всю воду - и только потом сообразил, что его кто-то только что назвал по имени. Он вскочил.
- Аалто?..
- Привет, Норман, - девушка перегнулась через стойку и обняла его, - А я еле дождалась, чтобы ты пришёл в моё кафе. Ты такой копуша, просто ужас!.. Кстати, хочешь попробовать моего печенья?
- Конечно, хочу, - кивнул Норман, глядя, как Аалто приподнимается на цыпочки и достаёт с полки тарелку с печеньем, - А Магнетте тоже можно?
- Ну разумеется, - Аалто бережно взяла у Нормана Магнетту и посадила перед отдельной тарелочкой с размоченной в молоке печенюшкой.
- Аалто...
- М?
- Почему ты такая молодая? - Норман во все глаза глядел на девушку. Она и правда ничуть не изменилась с того вечера в бывшей башне Нормана, как будто и не прошло сорока лет, - Ты же должна была уже состариться...
- Да? - удивилась Аалто, - Ну, я не знаю, почему так получилось. Наверное, я просто очень сильно ждала, когда ты ко мне придёшь. Ты же обещал, помнишь?..

А единственное сердце не уставало биться ещё много лет. И его, как ни странно, хватало не только на любовь к Аалто - но ещё и на любовь к морю, к городу, к маленькому кафе... К работе Нормана и в особенности к его мастерской с воистину художественным беспорядком, который Аалто звала ужасающим бардаком. К детям - сначала к тем, которые каждый день забегали в кафе за печеньем, а потом и к своим собственным. К праздничным фейерверкам, которые устраивал старый чародей, тоже перебравшийся с гор к морю. Даже к жениху Магнетты, большому, солидному и совсем не фиолетовому жабу. Ко всем тем вещам, для которых Норман никогда в жизни не додумался бы сделать отдельного сердца - а значит, никогда бы не смог их полюбить... Да, одно-единственное сердце определённо было лучше, чем целая коллекция. А самое главное - в нём никогда не было пустоты.

@темы: подарки, разное

URL
Комментарии
2011-09-21 в 00:46 

полупроводник
её ноябрьство Катрина Кейнс | синяя сойка в голубой траве
Эту твою вещь я особенно люблю - из сказочных легенд имею ввиду.
Потому что это абсолютно очешуительно и непередаваемо. Это надо читать всем. Вот завтра же с утра опять репостну, ибо.
Я всё-таки не устаю удивляться твоей фантазии :heart::heart::heart:

2011-09-22 в 10:10 

Серый Сказочник
Live to tell the tale.
Ой... :shame::shame::shame: *заползла под диван и прикрылась подушкой*

URL
2012-12-07 в 17:42 

шизопсих
— Теперь ты знаешь мой чудовищный секрет!! — То, что ты — гомик, Баттерс? — Нет! Я профессор Хаос!!
Ой, я помню его. Мой маленький подарок от внучи. Перечитала. Какой же он классный. Он такой невероятно нежно-щемящий. :heart::heart::heart:
Прошлась по тегам в дневе, не нашла, странно. Мне казалось я его постила или тег не проставила, или опять психовала и днев удаляла.
В общем к чему я это? Утаскиваю я его.

2012-12-07 в 17:51 

Бабушко, прекрати меня смущать! :pink:
Но, блин, я так рада, что он тебе нравится *____*

URL
2012-12-07 в 17:59 

шизопсих
— Теперь ты знаешь мой чудовищный секрет!! — То, что ты — гомик, Баттерс? — Нет! Я профессор Хаос!!
Он правда классный!
У тебя вообще столько хороших и (почему-то-?) незаконченных вещей((

2012-12-07 в 18:02 

Ульвирта
Я невменяема! А мне тут всё вменяют... (с)
Что незаконченных, это да... ==
Творческий кризис, чтоб ему пусто было >_<

2012-12-07 в 18:04 

шизопсих
— Теперь ты знаешь мой чудовищный секрет!! — То, что ты — гомик, Баттерс? — Нет! Я профессор Хаос!!
Да, кризис - это попа...
Но мы его обязательно переборем ;-)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчьи записки

главная