15:38 

Безымянный рассказ

Серый Сказочник
Live to tell the tale.
Нечто такое... эээ... непонятное. Предыстория проста - у меня не было компа, мне было скучно, я решил начать вести бумажный дневник и открыл чистую тетрадь. Первую запись должна была начать душещипательная фраза "Кот ясно дал понять, что пора прощаться с прошлым, нагадив на старый дневник и ещё более старую тетрадку с рассказами". Кот и прошлое прошли на ура, но вот мои скромные бумажки почему-то заменились на свитки с заклинаниями - и страниц десять я писал, сам не понимая, о чём и зачем. Нет, у меня не всегда так бывает - а жаль... XD
Оно традиционно расползлось, и я ещё это не дописал. И название не придумал. И от первого лица писать дико не люблю - но вот почему-то написал...

***

Кот ясно дал понять, что пора прощаться с прошлым, нагадив на старые свитки с заклинаниями. Что ж, хоть какая-то польза от его пакостей.
Свитки я подобрал с пола двумя пальцами и швырнул в камин. Туда же должна была отправиться серая мантия - и отправилась, но перед сожжением я отодрал с изнанки изрядный кусок ткани с вышитой надписью "Фэт Шелмай". Разумеется, эта тряпка была мне совершенно ни к чему и скоро должна была отправиться в мусор, но швырнуть её в огонь я не решился. Это имя, в отличие от магии, могло мне ещё послужить.
В дверь постучали. Я даже ухом не повёл - копошение, шёпот и сопение было слышно уже целых пятнадцать минут. Идиоты. За чем они надеются подглядеть?
Тем не менее я на всякий случай набросил поверх рубашки плащ, прежде чем выйти в коридор. При моём появлении количество подглядывающих, как по волшебству, резко сократилось, и передо мной остался один-единственный мальчишка лет шести. Малыши во многом вели себя гораздо смелее, чем старшие, а что такого странного во мне - вообще не поняли. Для них подобные вещи всё ещё были привычными.
- Что ты хотел? - я присел перед мальчиком на корточки.
- Вот! Тебе просили передать, - дитё протянуло мне измятый свиток и воззрилось на меня с нескрываемым любопытством. Я не сомневался, что сегодня же он забросает старших учеников вопросами вроде "А я так и не понял, а почему Шелмая выгнали из школы?!", а его собеседники будут мяться, что-то мямлить и отчаянно пытаться объяснить ребёнку то, что им самим кажется прописными истинами. А учителя небось в обморок попадают, если мальчик к ним пристанет с этим вопросом... Ну как же! Это же Шелмай! Ужас и позор Школы!
Школа называлась просто Школой. Потому что никаких других школ, ни магических, ни даже обычных, поблизости не было.
А я теперь был просто Шелмай. Никто не называл меня ни Фэтом, ни новым, наскоро придуманным именем - так что я даже сначала не понял, почему это мне протягивают свиток с надписью "Для Фимсэли". Потом спохватился - ну да, я же сам назвался этим именем, когда меня стали спрашивать, как меня зовут на самом деле.
Помню, меня тогда охватил животный ужас - признаться, кто я?! Признание означало не просто исключение из Школы, а немедленное возвращение домой в закрытой карете. В тот момент я не способен был рассуждать здраво, но именно это меня и спасло - я соврал, не думая, сказал, что меня зовут Фимсэли, а Фэт - имя моего старшего брата... Никому не было дела до того, существует ли на свете семья Шелмай и есть ли в ней дети с именами Фэт и Фимсэли. И меня отпустили, открыв лишь половину тайны.
Я развернул свиток. В нём было уведомление о том, что внизу меня уже ждёт лошадь. Надо же, как я всех удивил - они теперь боятся мне даже такую ерунду лично сообщить... Ни и чёрт с ними, учителей я никогда особенно не любил. А вот расставаться с самой школой было жалко - я даже захотел задержаться на полчасика под каким-нибудь выдуманным предлогом, но вспомнил, что уже выходил в коридор в плаще. Невольно дал понять, что вот-вот уеду. Теперь, если я задержусь, это вызовет подозрения... чёрт, но почему я такой идиот?!
Пришлось поправить капюшон, взять сумку с немногочисленными вещами и спуститься по лестнице.
Свиток обманул - лошадь меня не ждала. Точнее, меня ждала не лошадь. Если придираться только к физиологии, то это был конь, что, в общем-то, не имело для меня ни малейшего значения. Но если придираться к характеру - то этого коня можно было назвать только демоном. А человек, считавший, что характер этого животного не имеет значения, обычно получал по голове копытом.
Так что это была не лошадь. Никак не лошадь. Это было чудовище, да ещё и зелёное.
Обычно при Школе выводили серых, под цвет форменных мантий, лошадей с тихим и спокойным характером, чтобы на них смогли ездить даже самые младшие ученики. Учителя, естественно, воротили от школьных лошадок нос и покупали себе что получше. И вот однажды один из этих "получше", а именно конь самого директора, могучий жеребец по имени Ураган, забрался в стойло к школьной кобылке Капустке. Рождения жеребёнка с замиранием ждала вся Школа, ибо Капустка, как и прочие школьные лошади, появилась на свет не без помощи магии и никто не знал, что у неё может родиться от нормального жеребца.
Родился зелёный конь. Чёрт его знает, откуда взялся столь оригинальный окрас, может, виной всему было растительное прозвище матери, но конь был именно зелёным. После появления на свет жеребёнка цвета весенней травки все в Школе неделю глотали успокаивающие отвары, вино и яд, что кому было нужнее. С возрастом шкура дивного гибрида сменила оттенок на более привычный, но зеленоватость всё равно осталась, и теперь конь был какого-то болотного цвета. Кличку ему пытались придумать всей Школой - в процессе придумывания был задействован пришкольный сад и уйма книг по травоведению, но потом конь в полной мере проявил свой дурной характер, и его единодушно окрестили Чудовищем.
И вот теперь это отдали мне. Видимо, придумали радикальный способ избавления от неугодных учеников - усадить их на Чудовище и дождаться, пока бывший ученик не окажется на земле, а по черепу ему не хряпнут копытом. А что? И секретов Школы никто не разболтает, и опасных магов-недоучек станет меньше...
Мне стать недоучкой точно не грозило. Но причина для этого была... не самая радостная.
Я в последний раз оглянулся на Школу... мысленно оглянулся, разумеется. Ни к чему вертеться на самом деле и радовать "любимых" учителей мгновением слабости. Они сейчас все торчат на крыльце с плохо скрываемым облегчением на лицах - я представлял это себе так ясно, как будто видел. А к окнам наверняка прилипли притихшие ученики. Старшие накинули на себя заклятие невидимости, но у каждого окна столпилось столько невидимок, что за стеклом как будто колышется искристая дымка...
Звук взрыва за спиной привлёк моё внимание - и я всё-таки обернулся.
Над Школой плясали фейерверки, роняя на головы учителей разноцветные искры. Среди вспышек света, иллюзорных драконов и вьющихся спиралями молний то и дело вспыхивало моё имя и что-то ещё бессвязное, такое, что обычно не пишут, а кричат. Да буквы и отзывались на крики, потому что из окна в башне высовывались три человека, не прячущиеся ни под какой невидимостью - наоборот, они прыгали, орали и махали руками, чтобы привлечь моё внимание. Я не удержался, поднял руку и помахал в ответ. Вопли стали громче, а фейерверки заплясали с удвоенной силой.
Улэр, мой лучший друг... Орьгол, порой пугающий меня до дрожи, но при этом больше всех напоминающий мне меня самого. Молчаливый Хрэм, собирающийся закончить Школу на пять лет быстрее, чем другие... Я не знал, увижу ли я их когда-нибудь ещё.
Мне захотелось вскочить на Чудовище, пробить на нём дорогу через школьный двор и подняться по лестнице к друзьям. Чтобы вместе запустить из окна ещё один магический фейерверк, а потом устроить в Школе бунт, отвоёвывая моё право учиться здесь и дальше. Может, у нас всё получится, а может быть, нас выгонят - но выгонят всех вчетвером. Улэр будет хохотать и предлагать нам пойти в разбойники и грабить бывших учителей на дорогах, Орьгол - серьёзно соглашаться с его самыми бредовыми предложениями, а Хрэм посмотрит на нас, как на идиотов... и даже не подумает переживать из-за того, что ему не удалось получить высшее магическое образование.
Подумав о Хрэме, я вдруг резко вспомнил кое-что ещё. То, что я не могу уже вернуться. Физически не могу.
Как можно вернуться в Школу, где учат магии, если у тебя самого эту магию отобрали до капли?!
Я попятился назад. Наткнулся на что-то, ощупал это что-то рукой... и неожиданно для себя оказался сидящим верхом на Чудовище. Жеребец злобно заржал и встал на дыбы, но я без всякой жалости ткнул его каблуками, заставил опуститься на все четыре копыта и заставил в галоп. Прочь от Школы.
Вот теперь из окон повысовывались все ученики, а не только мои друзья, и школьный двор взорвался криками. Я понимал - теперь Фэта запомнят. Именно Фэта, выдумку по имени Фимсэли и то, из-за чего меня выгнали, забудут напрочь. Вся Школа будет обсуждать то, что Фэт Шелмай уехал на том самом Чудовище. Я знал, что мы с конём станем новой школьной легендой - но мне было всё равно. У меня за спиной сверкали фейерверки, которые мы должны были запустить вчетвером.

***

О том, что мне теперь делать, я старался не думать.
Этому немало поспособствовало Чудовище, сбросив меня всё-таки с седла, после чего я мог думать только о том, как у меня всё болит. Добравшись до города, я первым делом пошёл к лекарю, подавив в себе порыв продать Чудовище на живодёрню. Смешно сказать, но у лекаря я был впервые - до семи лет меня лечил домашний врач, воспринимавшийся мной как член семьи, а в Школе, естественно, всё лечилось с помощью магии. Так что визит к самому обыкновенному городскому лекарю оказался для меня сюрпризом - меня выставили за дверь, как только услышали, что я "всего-навсего" упал с коня. Аргумент "не с коня, а с Чудовища!" воспринят не был и мне посоветовали не шутить шуточки и не отнимать драгоценное лекарское время.
- Какие уж тут шуточки... - я погрозил кулаком в окно, где торчала наглая зелёная морда, разделся и лёг спать, накрывшись с головой одеялом. Чудовище обиженно фыркнуло, задумчиво пожевало рукав моей рубашки, по неосторожности брошенной на подоконник, и отошло от окна.
На самом деле я не спал - я вспоминал. Школу, естественно, вспоминал, что же ещё?
Я попал туда десять лет назад. Мне было семь, на год больше, чем другим новичкам - и уже одно это заставило директора призадуматься, стоит ли вообще принимать меня в Школу. Что уж говорить о том, кем я был и как меня звали? Может, я действительно не попал бы в Школу - но я тогда был настолько усталым, что даже не понимал, о чём меня спрашивают, и отвечал на вопросы невпопад. Так маги подумали, что моё имя Фэт, хотя на самом деле так звали прохожего, который показал мне дорогу к Школе.
Два дня я только спал - а когда пришёл в себя, узнал правила Школы и понял, насколько мне выгодно быть Фэтом. Я придумал себе фамилию Шелмай и... стал Фэтом Шелмай на последующие десять лет. А может быть, и на всю оставшуюся жизнь.
Через неделю после моего появления в Школе случилась катастрофа, причём немаленькая. Из-за чьих-то - я так и не узнал, чьих - безумных экспериментов с магией половина Школы просто развалилась. Особенно пострадало жилое крыло - и учеников стали запихивать в комнаты по четыре человека, тогда как раньше у всех были отдельные комнаты. Тогда я больше всего хотел одного - не оказаться в одной комнате с Орьголом. Мне хватало того, что я сижу за одной партой с этим странным мальчишкой, который до дрожи пугал и меня, и одноклассников и был признан самым странным из новичков. На втором месте по странности оказался я - в основном из-за возраста. Но это ни капли не прибавляло мне желания поселиться с Орьголом. На самом-то деле мы были даже похожи - но именно это меня и отталкивало...
Конечно же, меня и Орьгола поселили именно вместе. Из двух других соседей один был уже десятилетним, да ещё и сильно обгонял в учёбе своих сверстников. К тому же он жил в этой комнате с шести лет и был совсем не рад тому, что к нему подселили какую-то малышню. В общем, Хрэм в те времена вызывал у меня ничуть не больше доверия, чем Орьгол - и я старался держаться поближе к Улэру. Он учился в третьем классе, был старше меня всего-то на год и искренне старался подружить всех четверых обитателей комнаты. Надо сказать, что это у него получилось, и получилось отлично...
Улэр был самым весёлым из нас. И самым хулиганистым. Из Школы его до сих пор не выгнали только потому, что все его выходки были настолько магически изощрёнными, что в душах наших учителей восторг от талантов Улэра перевешивал возмущение. Хрэм, наоборот, был самым серьёзным, самым умным и самым старшим. Орьгол был самым странным, а я... я с виду был самым обыкновенным, а на деле - самым неправильным и ненужным. Наверное, действительно надо было отобрать у меня магию и выгнать из Школы.
Я не сдержался и грохнул об стену кувшин с водой. Потом распотрошил подушку. Задумчиво осмотрел учинённый мной погром и пришёл к выводу, что завтра придётся смываться из гостиницы через окно. Если про разбитый кувшин ещё можно сказать, что это я нечаянно, то за подушку уж точно придётся платить. А у меня с собой нет ни одной монеты.
Кстати, нужно будет найти себе какую-нибудь работу...
"Да что ты найдёшь, - неожиданно в моей голове зазвучал ехидный женский голос, - Что ты умел-то, кроме как колдовать?"
Я вздрогнул и обхватил голову руками.
"Ихори, ты... крайне не вовремя, - максимально цензурно выразил мои эмоции Фэт, - Чего надо?"
"На волю хочу! - возопила девушка, копируя интонации Улэра, - Свободу страдающей душе!!!"
"А не пойти бы тебе к лешему?" - судя по голосу, Фэт был очень сердит на Ихори за то, что она лишний раз напомнила ему об Улэре.
"Извини, - голос Ихори чуть дрогнул, - Мне уезжать тоже не хотелось".
"Знаю. - Фэт смягчился и вроде как даже улыбнулся, - Но к лешему тебе пойти всё равно придётся, да и мне тоже!"
"В смысле?" - оторопела девушка.
"До следующего города придётся ехать через лес, - напомнил ей Фэт, - И я удивлюсь, если мы не наткнёмся на какую-нибудь нечисть. Вот только как мы проберёмся через лес, если не можем использовать даже простейшие заклинания?"
"Ну, обычные люди же как-то это делают..." - в голосе Ихори звучала неуверенность.
"Если их не съедают волки и не заводит в чащу лесная нечисть, - безжалостно уточнил Фэт, - А что нам повезёт, можно даже и не надеяться - мы слишком отвыкли быть обычными людьми".
"Верно, маг без магии - это всё равно что тёплый пирог перед оравой голодных школьников, - согласилась Ихори, - Но ты, Фэт, забываешь о Чудовище!"
"До чего я дожил - доверять свою жизнь зелёному коню с отвратительным характером..."
"Ты ещё попричитай - ах, что бы про это сказала моя бедная матушка!"
"Заткнись, а? Наше семейство я не люблю вспоминать ещё больше, чем Школу".
Меня трясло. Я терпеть не мог, когда во мне просыпалась Ихори, и они с Фэтом начинали обсуждать их... мою... даже не знаю, чью жизнь! Наверное, у меня было раздвоение личности - но мне было глубоко наплевать, как это называется, я просто не хотел, чтобы она появлялась. Если бы Ихори разговаривала со мной, я бы это стерпел; если бы она занимала место Фэта, я бы с этим смирился. Но она болтала с Фэтом и, несмотря на то, что Фэт был мной, да и Ихори тоже была мной, в такие минуты я чувствовал себя никем. Я привык быть Фэтом, смог бы быть Ихори, но когда они разговаривали друг с другом в моей голове, это было невыносимо. Кто, тот человек, который сидит на кровати? О чём он может думать в тот момент, когда у него внутри беснуются Фэт и Ихори?! Я чувствовал себя... просто пустой оболочкой.

Ночной разговор так измотал меня, что я совсем забыл о том, что у меня нет денег, чтобы заплатить за испорченную подушку. Да если бы и помнил, встать с постели в нужное время я всё равно бы не смог.
Проснулся я только тогда, когда в дверь уже замолотили. Я с трудом разлепил глаза и сел на кровати.
- Открывайте, молодой человек, открывайте уж! - за дверью голосила хозяйка гостиницы, - Кто мне, спрашивается, за вывеску платить будет?!
Кое-как я понял, чем она недовольна. Оказывается, моё Чудовище сжевало некую вьющуюся растительность, которой хозяйка украшала вывеску с названием гостиницы. Вывеска выглядела действительно оригинально и привлекала внимание приезжих - а вот теперь, оказывается, мой конь сожрал фирменный знак гостиницы!
- Доволен? - обратился я к Чудовищу, которое снова сунуло зелёную морду в окно, - Мне теперь из-за тебя придётся за вывеску платить, а чем - неизвестно. А уж если я ей про подушку с кувшином скажу...
Прикинув мои перспективы на ближайшее будущее, я быстренько оделся и полез в окно. Вовремя полез - хозяйка как раз прекратила орать и собралась приступать к решительным действиям... вот только во дворе меня уже поджидали три крайне недружелюбно настроенных мужика.
Я покосился на Чудовище. Чудовище покосилось на меня. На морде коня была написана твёрдая решимость затоптать каждого, кто к нему хотя бы прикоснётся, а меня - в первую очередь и с особой жестокостью, как человека, который осмелился один раз его оседлать.
- Свинья ты, а не конь, - вздохнул я, - Нет бы помочь, тебе ведь тоже достанется, если меня схватят...
На морде Чудовища отразилось сомнение, причём сомневался он в первую очередь в моих умственных способностях. Ну, чтобы конь меня идиотом считал...
"Ну и что ты стоишь? - некстати влезла Ихори, - Докажи всем, кто здесь мужик!"
"Все здесь мужики, - отозвался Фэт, - А если кто-то один, то точно не я..."
Я мысленно проклял эту парочку и вскочил на Чудовище раньше, чем успел сообразить, что я делаю. Конь от такой наглости дико заржал и стал скакать по всему двору, стараясь сбросить меня со спины. Единственным плюсом этой ситуации было то, что все шарахались от Чудовища, как от огня, мигом выбросив из головы мысль о том, чтобы меня поймать.
- Ну Чудовище, миленькое, ну пожалуйста, перепрыгни через забор!!! - вопил я, цепляясь за шею жеребца.
Чудовище то ли вняло моим просьбам (что сомнительно), то ли просто решило, что во дворе маловато места для того, чтобы разгуляться как следует - но конь сделал именно то, что мне было нужно, то бишь перелетел через забор и понёсся по дороге, ведущей к лесу. Гнаться, конечно же, за нами никто не стал.

***

- Ну, объявлять нас в розыск из-за пожёванной вывески и выпотрошенной подушки никто не станет, - я в очередной раз свалился с Чудовища, решил устроить привал и теперь разговаривал с конём, лёжа на траве у обочины дороги, - Кувшин вообще не в счёт. Вот если бы мы гостиницу подожгли...
Конь ехидно всхрапнул, намекая, что именно это сделать и следовало. Характер у него был, как выяснилось, не просто отвратительный, а откровенно бандитский.
Я посмотрел на Чудовище и вздохнул. Вот делать мне больше нечего - с зелёными конями разговаривать!.. То ли я лошадиные мысли читаю, то ли у Чудовища морда такая выразительная, то ли я (что вероятнее всего) окончательно сбрендил, но каким-то образом я отлично понимал, что хочет сказать мне конь. Или я просто выдумывал всё, уж не знаю...
- Орьгола бы сюда, - вслух произнёс я и перевернулся на другой бок, - Всякие странности как раз по его части...
Делать мне было действительно нечего, и я решил заняться налаживанием отношений с Чудовищем. А то если он будет сбрасывать меня с седла каждый раз, как я на него сажусь, я себе отобью все оставшиеся целые части тела и стану посмешищем для всех деревень, через которые проеду. Хотя надо отдать Чудовищу должное - без него мне пришлось бы худо. Он вывез меня из гостиницы и оправдал все надежды Ихори, которая собиралась проехать на нём через лес. Чудовище через лес не проехало, а пролетело, не обращая внимания на то, что скачет не по ровной дороге, а по кустам и оврагам. При этом из многочисленной лесной нечисти я не заметил практически никого, если не считать мелкую кикимору из соседнего болота, которая, увидев нас, дико заверещала и заскочила на ближайшее дерево, однозначно поставив рекорд среди кикимор по прыжкам в высоту.
Следующие несколько дней были самыми спокойными и свободными в моей жизни. Мне ничего не надо было делать - абсолютно ничего, даже притворяться Фэтом было необязательно. Ихори внутри меня получила немного больше свободы, и, хотя я по-прежнему не любил, когда они с Фэтом разговаривали, к этому уже не примешивалось мучительное чувство беспокойства, что меня из-за Ихори разоблачат и выгонят из Школы. За десять лет я так привык к этому постоянному напряжению, что уже не замечал его и даже представить не мог, насколько мне без него станет лучше. Да и без магии жить оказалось не так тяжело, как я думал сначала - возможно, если бы я пытался начать новую жизнь на новом месте, осесть в каком-нибудь городе, я бы больше переживал из-за этого, но тому бродяге, которым я стал сейчас, какие-то особые силы были ни к чему. Для счастья мне не хватало только одного - моих друзей рядом... и порой мне не хватало их слишком сильно. Впрочем, вернуться в Школу я бы не согласился ни за что, даже если бы ко мне каким-то чудом вернулась магия. Запереть Ихори и снова стать притворщиком означало чересчур большие неприятности.

Наконец я приехал в довольно крупный город. Я не знал, как он называется - Чудовище везло меня, куда хотело, - но по внешнему виду жителей я догадался, что уже приближаюсь к пустыне. Отправляться в пустыню в мои планы не входило, и нужно было решать, что делать дальше - но я знал, что как только я начну об этом думать, ничего сделать у меня уже не получится. Я буду просто сидеть в гостинице и напиваться, и ни за что не решусь сделать то, что мне так легко удаётся сейчас - сесть на Чудовище и ускакать, сам не зная куда.
Так что я просто пошёл наверх - ложиться спать. Как говорится, утро вечера мудренее.
За то время, что я путешествовал, мне удалось заработать немного денег, и я купил себе порты и рубаху для сна - очень хотелось хотя бы ночью расслабиться... тоже впервые за десять лет. Одежда была достаточно просторной, чтобы, например, служанка, которой могло понадобиться зайти в мою комнату, не успела заметить, что их постоялец совсем не тот, кого все видели вчера. Я повёл плечами, сбрасывая с себя морок, и стянул с себя старую рубашку...

...Орьгол поднимался по лестнице, безуспешно пытаясь скрыть волнение. Когда Фэта выгнали из Школы, он немедленно отправился вслед за ним - а Улэр с Хрэмом должны были прибыть чуть позже. И вроде бы всё шло хорошо, вроде бы выходила довольно-таки симпатичная ситуация, но вот только Орьгола постоянно грызло ощущение какой-то неправильности. Дело, конечно же, было не в том, что Фэта выгнали из Школы, а Орьгол сбежал оттуда сам, и Улэр с Хрэмом собираются поступить так же... дело было в чём-то более серьёзном, чем житейские неприятности. Хрэм, конечно, с ним бы не согласился и высказал всё, что думает про "симпатичную" ситуацию, но у Орьгола по этому поводу было особенное мнение.
Ведь кто такой Фэт? "Разоблачение" в Школе не имело ни малейшего значения - Орьгол чувствовал, что секретов у его давнего друга намного больше. И эти другие секреты несоизмеримо важнее...
Орьгол преодолел последние ступеньки, свернул направо, отсчитал три двери и чуть-чуть приоткрыл четвёртую.
В щель виднелся Фэт, совершенно ясно узнаваемый даже со спины. Он повёл плечами, как будто стряхивая с себя что-то, и сразу же как-то изменился. За секунду Орьгол не успел понять, в чём тут дело - а потом Фэт сразу снял с себя рубашку, одновременно поворачиваясь к двери боком.
И Орьгол увидел перед собой девушку.
Разумеется, об этом уже знала вся Школа - а иначе за что бы Фэта выгнали? По довольно-таки нелепой традиции девочки не допускались к обучению в Школе, и наказанием за обман стало изгнание с полным лишением магических сил. Все в Школе только об этом и говорили, а Орьгол минуту назад сказал себе, что это далеко не самый главный из секретов Фэта - но всё равно это было чересчур неожиданно. Увидеть человека, которого ты, казалось бы, знаешь лучше всех, в совершенно ином облике, да ещё в такой двусмысленной ситуации... Это было настолько неожиданно, что Орьгол не сдержал восклицания.


...Я обернулся на чей-то возглас - и увидел в щели между дверью и косяком чересчур знакомый глаз. Такой знакомый, что я просто оторопел.
- Орьгол?!
- Он самый, - дверь скрипнула, и в комнату вошёл смущённый Орьгол, - Рад тебя видеть, Фэт. Хотя Фэтом тебя теперь и не назовёшь... но не Фимсэли же, верно?
- Орьгол! - ещё чуть-чуть, и я на голову бы встал от радости, - Откуда ты здесь взялся?!
- Из Школы сбежал, а ты что думал? - почему-то Орьгол упрямо отводил глаза, - Думала, точнее... Как мне всё-таки тебя называть?
- Ну... вроде бы Ихори.
Я слегка запнулся, называя имя - а заодно вспомнил, в каком я виде. Пришлось смущаться, отворачиваться от Орьгола и стремительно натягивать рубашку, что не добавило мне душевного равновесия.
Зато Орьгол наконец-то смог меня рассмотреть.
- А остальные где?
- Задерживаются, - сообщил Орьгол, - Улэр решил похулиганить напоследок и добиться того, чтобы его выгнали.
- То есть он явится через день-два? - усмехнулся я, - Если только Школу не разнесёт... А с Хрэмом что - решил за пару дней выучить всё, чего не успел?
- Ты не поверишь, но так оно и есть, - в глазах Орьгола тоже светился смех, - Он собирается закончить Школу в рекордно короткие сроки и сейчас требует, чтобы ему позволили сдать выпускные экзамены.
- Бедная наша Школа! - я наконец-то расхохотался.
Я был счастлив. Вот просто счастлив, и всё!

UPD 09.11.2010
Вроде как этот рассказ наконец-то начинает мне нравиться...

На следующее утро приехал Улэр и привёз с собой какое-то невероятное вино, купленное по дороге. Его всё-таки выгнали, но магию, в отличие от меня, не отобрали - хотя в последний момент вроде бы чуть не передумали. Если верить словам Улэра, он оживил гаргулью в учительском крыле, и эта самая гаргулья выкинула из окна стол директора на голову самому директору. Однако в планы Улэра это не входило, и стол эффектно взорвался, немного до директора не долетев, так что на его лысое темечко упало лишь несколько щепок. Директор такой заботы не оценил и со злости швырнул в бывшего ученика замораживающим заклятием, но Улэр в самый последний момент успел перелезть через забор, а забор Школы, как известно, блокирует магию. Однако директорское заклятие оказалось настолько сильным, что отскочило от забора и попало в самого директора. И, наверное, он до сих пор стоит посреди двора заледеневший... с выпученными глазами и вставшей дыбом бородой.
При чём тут вставшая дыбом борода и на кой чёрт Улэру понадобилось лезть через забор, если рядом есть ворота, никто не спрашивал. Вино и правда оказалось невероятным.
Улэр с Орьголом, как и я, почувствовали все прелести вольной жизни - и посему наше пьянство продолжалось несколько дней, чего в Школе не бывало никогда. Баечки Улэра становились всё бредовее (насколько я запомнил, в какой-то момент за ним гонялся весь учительский состав верхом на зомби, а возглавлял их призрак замороженной гаргульи...), выпивка всё никак не кончалась (тот момент, когда кончилось привезённое Улэром вино и началось гостиничное, мы как-то пропустили), и длилось всё это безобразие до тех пор, пока не приехал Хрэм. Надо было отдать должное его выдержке - увидев наше свиняческое состояние, он нас на месте не убил.
- Фэт, и даже тебе не стыдно? Ты же девушка...
- Пол абсолютно не мешает пить, пока не стукнешься об него башкой! - заплетающимся языком объяснил я, размахивая бутылкой.
После этого Хрэм конфисковал всю оставшуюся выпивку, протрезвил нас магией и отправил отсыпаться, ибо после принудительного протрезвления никому ещё хорошо не бывало. Зато утром мы все были способны к сознательным действиям и членораздельному разговору - по мне, после этого Хрэму следовало дать награду за выдающиеся достижения в области магии.
За завтраком все пялились на меня, как ненормальные - я даже подумал, что стоило набросить на себя морок, прежде чем спускаться вниз. Очень хотелось сделать это прямо сейчас, но неожиданное превращение девочки в мальчика уж точно бы вызвало излишний интерес. Причём не только у моих друзей.
- Да хватит уже на меня пялиться! - не выдержал наконец я, - Можно подумать, вы и так не знали, что я девушка, вся Школа только об этом и говорила!
Улэр покраснел до ушей, что случалось с ним примерно раз в пять лет. Хрэм сделал вид, что его не интересует ничего, кроме яичницы, и отдуваться пришлось Орьголу.
- Ну пойми, Фэт... Ихори то есть... одно дело - знать, и совсем другое - видеть! Вот, например... мы же все знаем про...
- Вздумаешь сравнить меня с каким-нибудь чудищем - убью, - перебил я. Орьголовы "вот, например" славились редкостной оригинальностью и бестактностью, - Выбери хотя бы какое-нибудь разумное существо!
- Ладно, - покладисто согласился Орьгол, завертел головой, выискивая объект для сравнения, и наткнулся взглядом на окно, где на горизонте желтела полоска песка, - Извини, Ихори, но... ты ведь знаешь, что в пустыне водятся орки?
Я вздрогнул.
- Не годится, - оторвался от яичницы Хрэм, - Они не только в пустыне водятся. В том городе, который недалеко от Школы, живёт полуорк с дочерью... Дэрия их фамилия, кажется. Они довольно известны, странно, что ты о них не слышал.
- Я слышал! - спохватился Орьгол, - Забыл просто... Хрэм, а ты их знаешь?
Хрэм покачал головой.
- Я видел однажды ту девчонку-орка! - вмешался Улэр, - Страшная, просто ужас...
- Она только на четверть орк, - машинально поправил я, - Её мать из городских, она ходила в ученицах у портнихи, а потом соблазнилась деньгами и решилась выйти замуж за полуорка.
Все обмерли.
- Откуда ты это знаешь?! - возопил Улэр, - Про деньги - ещё ладно, можно догадаться, но про портниху?!
Я оказался в замешательстве. То ли на меня так подействовала вольная жизнь, то ли пьянка - но я умудрился за минуту выболтать то, о чём молчал целых десять лет. Кажется, теперь нужно было быть откровенным до конца...
Я завёл волосы за уши.
- Вот.
Улэр замолчал, словно воды в рот набрал - такое с ним тоже случалось примерно раз в пять лет. Орьгол осторожно поинтересовался:
- Ихори, почему у тебя уши синие?
- Это орочьи уши! - Хрэм, перегнувшись через стол, ощупывал мои уши так, словно собирался оторвать. Я терпел - исключительный момент всё-таки...
- Это орочьи уши, - ещё раз повторил он, - Форма абсолютно совпадает.
Улэр наконец-то отмер.
- Орки, по-твоему, синие?!
- У них уши разноцветные, - объяснил я, - Не только синие, любых цветов. У каждого клана - свой цвет ушей.
- Так значит, ты...
- Ихори Дэрия. На четверть орк, как и моя сестра Цохи. Просто по ней это больше заметно.
- С ума сойти! - Улэр тоже полез щупать мои уши, - Теперь понятно, почему ты назвался Фимсэли вместо настоящего имени, когда в Школе узнали, что ты девушка!
- Почему? - не понял Орьгол, - Что такого в том, что Ихори на четверть орк?
- Орьгол, ты как в другом мире живёшь! - взвыл Улэр, - Дело не в том, что он орк, а в том, что он Дэ-ри-я! Богатая семья, понимаешь? Наследникам такого состояния не позволяют шастать где попало и пропадать невесть где столько времени, столько вздумается! Меня вон и то отпускать в Школу не хотели, хотя мои родители простые торговцы!
- Потому и не хотели, что простые, - возразил Хрэм, - Среди настоящей знати как раз принято отсылать детей учиться в какие-нибудь закрытые школы. Но Ихори не только никуда не отправили - мало того, она сбежала из дома для того, чтобы выучиться магии. А это говорит только о том, что её отец разбогател совсем недавно и пока что не ставит ничего выше денег...
- Хватит уже!
Я наконец разозлился, отцепил Хрэма с Улэром от своих ушей и встал со стула.
- Сколько можно обсуждать мою семью? Да ещё так, как будто меня здесь нет?!
- А ты бы сама нам всё рассказала, мы бы и перестали болтать, - спокойно предложил Орьгол.
Несколько секунд я сердито буравил его взглядом. Потом всё-таки сел.
- Ладно уж, слушайте. Начать, наверное, следует с моего деда... Он был преступником, который сбежал с каторги и укрылся в пустыне. Там он встретил орков, остался жить у них и даже женился на одной из оркских женщин... вкусы у него, конечно, были весьма оригинальные. А потом у них родился мой отец, который с орками жить не захотел и сбежал к людям.
- Это у вас семейная традиция, что ли - сбегать откуда-нибудь? - перебил меня Улэр, - То с каторги, то от орков, то в Школу...
- Вроде того, - усмехнулся я, - Так вот, мой отец приехал в человеческий город, женился на обыкновенной девушке и вознамерился забыть о прежней нецивилизованной жизни. Но у него это не вышло по той причине, что его жена оказалась большой оригиналкой - а иная и не согласилась бы выйти замуж за полуорка. Ей как раз была очень интересна его прежняя жизнь, и вроде бы даже она добилась того, что он отвёз её в пустыню и познакомил со своими родичами... Ну, и отца это так достало, что они в конце концов расстались, а ребёнка - то есть меня - отец забрал себе. Так что свою настоящую мать я никогда не видел, а воспитывала меня вторая жена отца, та самая ученица портнихи. Она же родила ему ещё одну дочь, и больше мне рассказывать нечего, честное слово. Да и что тут интересного?..
- Всё интересное! - возмущённо завопил Улэр, - Особенно синие уши!
Я потянулся через стол, чтобы дать ему подзатыльник - и наткнулся на взгляд Хрэма, который смотрел на меня, как дятел на особо жукастое дерево.
- Ну что ещё?!
- Я не про то, - невозмутимо ответил Хрэм, не объясняя даже, какое "то" имелось в виду, - Я про иллюзию. Орьгол сказал, что ты был парнем, когда он приехал. Как тебе удаётся управлять мороком, если тебя лишили магии?
- А, вот ты о чём... - я поддёрнул рукав рубашки вверх, открывая деревянный резной браслет на запястье, - Всё дело в этом амулете, только и всего. Уж в нём-то магии предостаточно!
- И ты пользуешься им уже много лет, - Хрэм не спрашивал, а утверждал, - Иначе бы ты не смог поддерживать иллюзию постоянно, тебе бы не хватило на это магических сил.
- Ну да, - кивнул я.
- Интересно...
Что именно Хрэму было интересно, никто спрашивать не стал - все знали, что понять в его мудрёно-магических объяснениях хоть что-нибудь практически невозможно.
- Ну ладно, теперь, когда всем всё ясно и интересно, что будет делать? - оживился Улэр, - Предлагаю в честь насильственного окончания Школы найти себе подружек... эээ... ну, Фэту, конечно, теперь дружок нужен...
Я всё-таки дал ему подзатыльник.
- Ещё чего!
- А может, навестить бабушку Ихори? - у Орьгола, как всегда, предложение было самое оригинальное.
Я вытаращил глаза.
- Чего?! Какую ещё бабушку?
- Твою бабушку-орка, - объяснил Орьгол, - У неё ведь тоже уши синие, верно?
- При чём тут уши?!
- Уши, конечно, ни при чём, - неожиданно вмешался Хрэм, - Но вот идея пересечь пустыню мне нравится! Говорят, за ней есть какая-то страна не хуже нашей, или даже несколько стран...
- Семиземный край, - сказал я, - Мне отец про него говорил. Но вы что, правда хотите в пустыню?!
- Я - очень, - подтвердил Хрэм.
- Да и я не против, - присоединился к нему Улэр, - Так что, отправляемся через пустыню в Семиземный край?
- В Семиземный край даже лучше, чем просто к бабушке Ихори! - обрадовался Орьгол.
- Да кто тебе сказал, что мы её обязательно встретим... - вздохнул я, - Ладно, в пустыню так в пустыню. Мне, пожалуй, это тоже нравится!

@темы: Безымянный рассказ

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Волчьи записки

главная